Вверх страницы
Вниз страницы

Мир Грез

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир Грез » Драг » Переулок


Переулок

Сообщений 21 страница 40 из 86

21

------ Начало истории ------

По узкой улочке, над которой с обеих сторон нависали старинные дома, построенные еще несколько веков назад, быстрой походкой шел человек. Если быть точнее, то это был молодой юноша в длинном черном плаще. В руках парень нес внушительного размера коробку, которой, судя по ее внешнему виду, было не менее десяти лет. Она была слишком потрепанная, обвязанная огромным когда-то синим, а теперь довольно странного цвета бантом. Молодой человек прижимал ее к себе, будто она была величайшей для него  ценностью.
Юноша подошел к двери одного из довольно непримечательных домиков, расположенных по левой стороне улицы, вздохнул и постучался, довольно сильно. Но ответом ему было молчание. Юноша посмотрел на дверь, затем поднял глаза на окна, расположенные на втором этаже, как раз на дверью. В них горел тусклый свет.
Молодой человек взялся за ручку двери и резко дернул ее на себя. Петли треснули, и вся деревянная дверь, тоже довольно старая, как и вся постройка, оказалась в руке юноши. Тот лишь ухмыльнулся и бросил дверь на землю. Она совершенно его не интересовала.
Юноша вошел в темное помещение. Видимо, шум услышали со второго этажа, и теперь кто-то быстрыми шагами спускался по лестнице. Включился свет. И перед парнем появился довольно угрюмый старик, сморщенный от старости, сутулый и весь какой-то серый.
- Какого… - но юноша прервал старика.
- Граф Константин Баттори, - молодой человек почтительно кивнул в знак приветствия.
- Г… граф? – голос старика задрожал. – Прошу… прошу прощения, граф.
Все в городе знали о крайней жестокости графа Владислава Баттори, отца юного графа Константина Баттори. И о благовоспитанности Константина, сочетавшейся с эгоизмом и самолюбием. Юноша был с одной стороны обходителен, мил, порой даже мог показаться крайне любезным молодым человеком. Но только когда дело не касалось его личных интересов. Тогда он мог не только совершить что-то жестокое, но и полностью растоптать, уничтожить. Лишь бы добиться желаемого. А его отец. Его боялись, его избегали, его тихо ненавидели. Только истинные вампиры из высшего общества относились к нему с великим уважением. Они считали, что именно таким должен быть величайший вампир современности, глава рода Баттори. Именно таким пытались воспитать и Константина. Жестоким, эгоистичным, кровожадным тираном. Поговаривали, что когда-то мальчик был чудесным ребенком, но отец специально пытался сделать из него монстра.
- Вам не за что просить прощения, любезный. Это я должен был попросить прощения… за вашу дверь, - Константин обернулся и посмотрел на дверной проем, в котором теперь зияла дыра. – Она оказалась довольно непрочной.
- Ничего, ничего… - старика трясло. И чего юный граф решил пожаловать к нему. Еще и поздно ночью. – Я все равно собирался ее… менять.
Старик готов был сквозь землю провалиться, лишь бы не видеть сейчас перед собой эти алые глаза и эти белоснежные волосы, покрытые серебром.
- Ясно, - граф улыбнулся. – Мне нужна от вас услуга. За которую я щедро заплачу вам. Этих денег вам хватит не на одну дверь.
Константин подошел к столу и небрежно положил на него довольно увесистый мешочек, монеты в котором звонко брякнули. Содержимое этого мешочка было вполне приличным. Этой суммы хватали бы на то, чтобы лет пять жить совершенно безбедно, ни в чем себе не отказывая. Но Константина не волновали пустые золотые монеты. Он ненавидел деньги. Наверное, поэтому он так легко готов был с ними расстаться.
Глаза старика засияли. Графу что-то нужно от него. И такая огромная сумма… Он подбежал к столику и схватил скрюченными руками мешочек. Почувствовав его вес, старик еще больше заулыбался.
- Все что угодно, ваше сиятельство, - он готов был ноги расцеловать юному графу.
- Я слышал, что у вас есть редкое вещество… Очень редкое. Вы недавно выменяли его у Метафизика.
«Ничто не укроешь от любопытных глаз…» - старик вздохнул, но тут же, почувствовав в руки довольно увесистый мешочек, снова улыбнулся и посмотрел на юношу.
- Вещество… Да да… было, но оно… оно бесценно, граф…
- Не набивайте цену, любезный, - с лица Константина сошла улыбка, и теперь он стал серьезен и даже несколько страшен. Казалось, что еще мгновение, и он раздавит старика как мушку.
- Что вы, что вы, - старика пробрала дрожь. Он тут же понял, что переборщил, и лицо его приняла самое наивное выражение. – Этого вполне достаточно… А что вы, простите, собираетесь с ним делать? Метафизик, как он говорил, даже не уверен, в сущности, что именно…
- Это мое дело, что я собираюсь с ним делать, - голос Константина стал холодным. Его терпение начало иссякать. Не любил юноша, когда кто-то лез в его дела. Тем более если этот кто-то был так жалок и слаб.
- Конечно, конечно, - старику снова стало не по себе от присутствия юного графа. Он буквально вжался в пол, сгорбился и опустил глаза. – Но я не уверен, что оно вообще будет…
- Будет, - отрезал юный граф. – Неси немедленно.
Старик кивнул и побежал снова наверх по лестнице, не забыв прихватить с собой деньги. Граф тем временем аккуратно положил коробку на стол, на котором едва хватило для нее места, развязал бант и открыл ее. Внутри коробки лежала кукла… Та самая Констанция, прекрасная, идеальная, самая дорогая для него, бесценная и ненавистная. Последний подарок отца, последнее напоминание о матери.
- Констанция, - тихо прошептал граф и вынул куклу из коробки.
«Что же я делаю… Что? И зачем… Знать бы наверняка…»
Граф сомневался. Он редко сомневался, но сейчас его тонкие руки дрожали. Давно он не вынимал куклу из коробки. Для него это было слишком больно. Как бы жесток внешне не казался юноша, внутри него все еще жила нестерпимая боль. Возможно, именно ее он хотел скрыть за своим эгоизмом.
Очаровательная фарфоровая девушка стояла теперь перед ним. Она была ростом с обычную девушку, такая хрупкая и нежная, такая молчаливая, с такими живыми глазами, будто в них была душа. Константин стоял и смотрел на нее свысока. Для него она была теперь довольно маленькой. Всего метр и еще шестьдесят сантиметров мертвой материи. Пока еще мертвой. Граф усмехнулся и положил руку на плечо кукле.
- Извините… я так долго… - старик спускался по лестнице. Но резко замер посреди лестничного пролета. Он увидел ее. Констанцию. На лице его было нарисовано безумное изумление. – Это Она?
- Да, - кивнул граф. – Именно она. Она должна стать… живой.
Сердце юного графа вздрогнуло. Если бы он так же, с легкостью мог вернуть к жизни свою мать… Если бы тогда он не был так слаб… Но… Время упущено. И теперь он пришел сюда, в эту грязную каморку, чтобы дать жизнь этому фарфоровому творению неизвестного мастера.
Старик кивнул. Он подошел к кукле, откупорил малюсенькую мензурку, которую держал в руке и капнул одну единственную каплю на голову кукле. Юный граф и старик замерли, ожидая. Минута молчания. Две минуты… Ничего не происходило.
- Может, нужно подождать несколько часов? Или дней, или даже…
- Тихо! – рыкнул на него граф.
Константин посмотрел на куклу и улыбнулся. Практически искренне, практически без ухмылки.
- Ну привет, Констанция. Добро пожаловать в жизнь.
Глаза куклы посмотрели прямо на графа, будто ожили. Затем показалось, что она моргнула. И, наконец, ее хрупкая голова легонько повернулась в сторону знакомого голоса. Граф ликовал. Очередная небольшая победа в его жизни. Пусть и не столь значительная, но победа.

+1

22

----------"Жизнь только начинается" Или же "Начала игры"---------
Что-то маленькое и мокрое пробежалась сначала по голове, потом по шеи и по телу… И это что-то непонятное, какая-то жидкость, смогла оживить фарфоровую куклу. Первое что почувствовала девушка – холод, но разве куклы чувствуют холод? Конечно же нет… Констанция открыла глаза, она плохо видела, все казалось ей расплющенным и мутным…  пару раз моргнув - зрение улучшилось. После чего Конст услышала какие-то колеблющиеся звуки, словно кто-то о чем-то разговаривал… Кукла внимательно прислушалась и услышала один знакомый голос, молодой и красивый… Она повернуло свое личико на те звуки, которые издавал человек. Это был ОН, тот, кому принадлежала Консти. Но как она это определила?
Подаренные вещи, становятся собственностью кого-либо и с тех пор, они навсегда принадлежат хозяину, точно так же как и животные… Они ведь чувствуют, хоть и не совсем понимают, что это их хозяева… Вот и девушка, что-то чувствовала, она не знала что это, но почему-то была уверена, что она его игрушка… Именно его, а не того старика. Констанция увидела перед собой молодого юноша, такого красивого и в какой-то степени довольного… Он ей даже улыбался, но она не знала, что означала эта улыбка… Далее, что смогла почувствовать кукла – это руки, она легонько пошевелила пальчиками и резко опустила свой взгляд на них. Конст подняла правую ручку и изучающим взглядом начала ее рассматривать… Сначала пальчики, потом ладонь, кисть… 
Неожиданно кукла смогла вдохнуть воздух, она дышала, да-да, дышала как все обычные люди.  Только сначала как-то медленно, но потом дыхание нормализовалась. Девушка почувствовала свои ножки, она почувствовала что-то твердое под ногами – это был пол… Так как она не привыкла стоять, Консти качнулась и не удержавшись на ногах упала прямо на Константина, благо тот успел ее подловить. Девушка обхватила ручками парня и почувствовала от него тепло, его кожа была такая нежная и гладкая, что она не удержалась и аккуратно погладила руку Графа, словно изучала структуру кожи… Констанция подняла взгляд на Константина  и взявшись одной рукой за стол, смогла снова встать на ноги. Взгляд фарфоровой куклы пал на ту самую коробку, в которой долгое время она пылилась… Бантик не был таким красивым как раньше, но она знала эту коробочку, ведь она была ее домом, двенадцать лет…
Кожа Консти стала мягкой, живой… Не то что раньше – фарфор. Только вот оттенок кожи все-таки остался прежним… В голове девушке что-то пробежало, словно какой-то внутренний голос, который принадлежал именно ей. – Я живая… Живая…
Старик и Граф стояли не подвижно, они явно были удивлены тому явлению, что им все-таки удалось оживить вещь…
- Ну привет, Констанция. Добро пожаловать в жизнь.- Наконец-то Конст услышала речь, а не какие-то звуки… Но наверное, она даже не то чтобы услышала голос Графа, а скорее вспомнила то, что он говорил всего пару минут назад.
Кукла оглянулась назад, ей было интересно что такое Констанция… Ведь она не знала, что это ее имя… Не обнаружив сзади ничего кроме дыры в стене (там, где недавно была дверь), девушка поняла, что этим словом обращаются именно к ней. Впервые ее щечки порозовели, и это смущенность была не нарисованная мастером, а она исходила от самой Консти, изнутри...  Не по воли из ее уст послышалось слово – Спасибо.
Ее голос был просто очаровательным, таким милым, мягким, нельзя не влюбится в такую куклу, а теперь даже не куклу, а девушку. Констанция опустила взгляд на пол, но, не удержавшись, она снова его подняла, полюбовалась красотой Графа, а затем начала рассматривать вещи в зале, которые она впервые видела. Старик, наконец-то опомнившись, заговорил.
- Хочу заметить Граф, она прекрасна… - Прозвучала пауза, после чего он решил как-то слабо намекнуть, что он выполнил то, за что было заплачено, теперь они могу идти. - …Приятно было иметь с вами дело, Граф Константин. Буду рад, если вы решите заглянуть ко мне снова… – Он слегка поклонился, как бы прощаясь с ним.
Консти посмотрела на старика.  - Граф Константин? - Девушка повторила жест за пожилым человеком и тоже поклонилась Константину, не имея понятие, что это означает.

Отредактировано Constance (2011-10-01 17:30:18)

+1

23

В первый раз за довольно долгое время граф почувствовал в своей душе отголосок какого-то далекого, будто и не совсем принадлежащего ему… счастья? Оно возникло в нем внезапно, как тень из прошлого, как отголосок воспоминаний. На секунду ему даже показалось, что лицо куклы слишком похоже на лицо его покойной матери. Но он не помнил ее лица так хорошо, как хотел бы… За это время воспоминания стали стираться, как стираются чернила с листа старого пергамента. Отец постарался, чтобы даже самая мельчайшая частица тепла была выбита из сына, вышла из него вместе с кровью и болью, которую он постоянно ощущал. Злость снова наполнила сердце Константина. Он не мог вспомнить, как выглядело его мать, не мог вспомнить мягкость ее кожи, сияние его глаз. И все из-за Владислава! Алые зрачки юного графа вновь наполнились холодом.
Он смотрел теперь на куклу скорее как ученый, смотрящий на свою подопытную мышку, судьбу которой мог решить только он. С любопытством. Без особого тепла, без особых чувств. Слишком много боли принесли ему чувства, слишком много ненависти впитала его молодая кровь. Прекрасное лицо молодого человека было похоже на куклу больше, чем теперь лицо Констанции.
А девушка… нет, для него кукла легонько шевельнула пальцами, что заставило Константина опустить глаза на ее изящную ручку. Никогда еще он не позволял себе вот так смотреть на существо женского пола. Единственным исключением была Констанция, когда она была еще куклой. Быть может, только в детстве он так же с любопытством смотрел на ручки какой-то маленькой человеческой девочки. Но он не помнил…
Грудь куклы встрепенулась. Дыхание… Человеческое дыхание, как у любой другой живой женщины. Константин подняла  алые глаза. На мгновение ему показалось, что он даже покраснел, поймав себя на мысли, что тщательно изучает грудь девушки, которая впервые в жизни наполняется воздухом. Но только лишь показалось. И для него она все еще кукла.
Граф поднял глаза на лицо Констанции. Оно действительно было прекрасно. Он понимал это. Но что для него теперь значила красота? Он был окружен ею постоянно: произведения искусства, полотна художников, скульптуры, редкие гости в их поместье, отличающиеся особой грацией и великолепием, свойственным большинству истинных вампиров. Но все они были мертвы. В них не было эмоций, не было чувств, не было живого, по-настоящему живого дыхания. Руки графа непроизвольно потянулась к лицу Констанции. Он снова на мгновения почувствовал себя тем самым мальчиком, восторженно смотрящим на подарок отца… Отца… Рука одернулась и снова прижалась к его торсу, кулак сжался от ненависти.
Но он все еще смотрел на куклу алыми глазами. Они блестели. Их блеска он не мог скрыть, как бы ни желал. Но внезапно он почувствовал что-то теплое у себя на руках. Изумленный, действительно изумленный он прижимал к себе Констанцию, неловко упавшую ему на руки. Граф напрягся, он почувствовал нелепую дрожь в теле и смущение, безумное смущение от такого нелепого положения.
- Констанция, - тихо проговорил он. В голове графа промелькнула мысль, что он хотел бы вот так прижать ее к себе, теплую, живую. Но она кукла. Граф вздохнул. Еще большим потрясением для графа оказалось ее прикосновение к его руке. Такая нежность, такое тепло, которого он так давно не испытывал. Единственными прикосновениями к его телу были прикосновения отца. Отнюдь не такие нежные, ведь после них у Константина всегда шла кровь. Как правило, страдало его лицо, которое, возможно, напоминало Владиславу Элизабет.
Девушка подняла свои глаза на графа, но тот сразу же отвел взгляд. Не подобает ему вот так неприлично вести себя с девушкой, да еще и при посторонних. Но Констанция уже снова стояла на ногах, опершись на стол. Граф стоял теперь неподвижно и смотрел изучающим взором на свое творение.
– Спасибо.
Ее голос был таким непривычным для Константина, что он снова легонько усмехнулся. Снова в его душе проснулись нотки старых воспоминаний. Кукла осматривалась по сторонам, а граф стеклянными глазами смотрел на нее. Никто бы не смог прочитать в них то, что скрывали эти алые хрусталики. Даже сам Константин не осознавал, что почувствовал нежность. Где-то далеко-далеко в самой глубине его ледяной души заискрился маленький огонек.
- Хочу заметить Граф, она прекрасна…
- Я знаю, - отрезал граф. Ему вовсе не понравилось, что какой-то старик посмел отвлечь его от созерцания маленького чуда, стоявшего перед ним. Юноша снова замолчал. Ему хотелось продлить это мгновение. Ведь не так часто удается, не опасаясь ничего, спокойно дышать.
…Приятно было иметь с вами дело, Граф Константин. Буду рад, если вы решите заглянуть ко мне снова…
Константин посмотрел на старика холодными глазами и кивнул.
- Я очень надеюсь, что мне не придется больше вас беспокоить. И тем не менее благодарствую за услугу.
И снова послышался шелковый голос девушки, звук которого совсем легонько кольнул юного графа в самое сердце.
- Граф Константин?
Он впервые услышал за долгие годы, чтобы его имя произносили без нотки ненависти, нотки испуга или злости. Первый раз он не ненавидел свое собственное имя.
А девушка зачем-то повторила жест старика и поклонилась графу, чем вызвала улыбку, появившуюся на его хмуром лице. Граф даже позволил себе засмеяться,  чем вызвал истинное удивление старика. Константин же, увидев его лицо, изумленное и даже напуганное, снова стал серьезным. Не подобает графу так себя вести и проявлять эмоции столь бурно. Это может привести к нежелательным последствиям.
Юный граф кивнул старику в знак прощания и подошел к Констанции. Она была для него такой маленькой, такой беззащитной. Он бы мог сломать ее одним прикосновением руки. Но почему-то ему хотелось сохранить ее, сберечь такое хрупкое тельце.
- Нам пора, - его голос снова был холодным и бесчувственным. Каким и должен быть голос жестокого вампира, наследника рода Баттори.
Юноша, больше не оборачиваясь, вышел в дверной проем. Он посмотрел с явной брезгливостью на дверь, которую собственноручно сломал, усмехнулся и пошел вперед по улице.
Но сделав около десятка шагов, граф обернулся на Констанцию. Она ведь, по сути, только родилась. Еще упадет где-нибудь и повредит себя. А этого Константин допустить никак не мог. Слишком много сил он вложил, чтобы теперь эта кукла могла сделать хоть шаг, сказать хоть слово.
Граф подошел к кукле и посмотрел на нее сверху вниз, явно недовольно.
-Ты ведь не дойдешь сама, - граф вздохнул. Еще мгновение, и хрупкое создание оказалось у него на руках.
Не успел граф ощутить тепло живого тела, как в сердце его кольнуло. Он посмотрел на Констанцию, покоящуюся на его руках, вздохнул и быстрым уверенным шагом пошел в поместье, не сказав больше ни слова.

------> Фамильное поместье рода Баттори

+1

24

Когда девушка выпрямилась, то увидела веселое выражение лица Графа, он даже засмеялся, но быстро вернул себе прежний серьезный вид. Кукла не знала, что означало это эмоциональное выражение лица и веселое поведение человека. Она несколько раз взмахнула длинными ресничками и снова принялась разглядывать интересные вещи, которые видела впервые. Консти увидела с левой стороны прибитую полку на которой стояла фарфоровая кукла, девушка неуверенным шагом направилась к ней… Эта игрушка очень сильно напоминала ее, вот только волосы, цвет глаз были иными, да и в самой кукле был некий придуманный мастером недостаток… Она не была идеальна, как Констанция… Девушка коснулась пальчиками до ее фарфорового личика и увидела, что ее цвет кожи был очень похож с цветом кожи этой куклы. Конст легким движением руки погладила ее по голове, словно оценивая ее мягкость волос… Рядом возле куклы стояла какая-то интересная статуя, на ней были изображены двое влюбленных… Взгляд Констанции резко перешел на это интересное творение… Она не знала и не понимала, что в этой статуэтки продемонстрирована любовь меж мужчиной и женщиной, да и откуда ей знать о любви? Кукла взяла в свои ручки эту статую и так бережно и аккуратно провела пальчиками по ней… Она посмотрела на Константина, который разговаривал со стариком, а потом вновь перевила взгляд на статуэтку, словно пытаясь понять между ними есть  то, что показана на ней… А на ней был изображен поцелуй… Долгое время Конст так и любовалась этой хрупкой вещичкой, она бы и продолжила этим заниматься, если бы не голос Графа.
- Нам пора. – Голос Константина звучал без чувственно и до неузнаваемости серьезно.
От неожиданности, ручки Констанции вздрогнули, и хрупкая вещичка упала на пал, разбившись на мелкие кусочки. Девушка обернулась назад и посмотрела на старика, он бедный чуть не заплакал, видимо эта вещь была для него очень важной… - Извините… - Пролепетала кукла и поспешила выйти из дома вслед за Графом.
Она не могла так быстро идти как он, поэтому Консти отставала, из-за неуклюжести она даже один раз споткнулась, и было чуть не упала, но скорее из-за везенья смогла устоять на ногах. Когда Граф увидел эту картину, он сразу же вернулся к девушке и взял ее на руки… Она была легкой, легкой как пушинка.
-Ты ведь не дойдешь сама.
Блестящие глаза Конст буквально уставились на Константина. Девушка легонько вцепилась пальчиками в его одежду и даже прижалась к парню… От него так сильно веяло теплом, что ей вовсе не хотелось снова отдаляться от Графа. Константин всю дорогу молчал и пытался не смотреть на свою живую игрушка, а вот Консти напротив, всю дорогу любовалась этим молодым Вампиром.  Ей так сильно хотелось вновь обратится к нему "Граф Константин", хотя бы для того, чтобы он обратил на нее внимание… Сейчас девушка чувствовала себя брошенной куклой в подвал, которую даже не хотят видеть, а уж тем более играть ею. Вспомнив про недавнюю увидевшую картину, кукла решила повторить тот жест, что был продемонстрирован на статуэтки. Она не понимала, что он означал, но, наверное, этим самым она хотела добиться внимания Графа. Констанция потянулась к парню и коснулась своими губами губ Константина. Что-то внутри нее приятно защекотало, но что это было ей так и не удалось понять. Девушка звучно чмокнув Графа, отдалилась от его лица и посмотрел на его реакцию, будто ожидаю от него что-то… А вот что, она даже сама не знала…

-------- > Поместье Баттори

Отредактировано Constance (2011-10-02 19:45:27)

0

25

<--------- Мортон - Центральная площадь

Месяц уже свернул за угол, когда услышал позади себя голос того мужчины и его шаги. Кот лишь вздохнул. И почему люди так недооценивают животных. Ладно, если обычных. Некоторые домашние питомцы действительно бесполезны и глупы. Лежат себе на диване днями и ночами и питаются только отборной куриной грудкой, при этом требуя к себе внимания и особого ухода. Но Месяц ведь не такой. Неужели глядя на его чудную рыжую шерсть и довольно крупные формы, можно решить, что он избалованный и изнеженный домашний любимец?
Месяц все так же вальяжно двигался по направлению к темному переулку. Кот осмотрелся, принюхался, недовольно скривил мордочку и аккуратно побрел вперед. Конечно, ему нечего было опасаться, но с ним шел человек. А человек в этом городе - добыча, пища, трофей. Как угодно, но точно не гость, хоть и желанный.
Внезапно, кот почуял нечто странное. Он принюхался, словно был вовсе не котом, а псом, затем хвост его встал трубой, и кот шмыгнул в темный угол между домами. Он хотел было переждать, пока незнакомец уйдет, осмотрелся и понял, что Вернер точно не сможет скрыться в этом небольшом углу. И до чего же неповоротливые существа. Вот с кошками все гораздо проще.
Месяц посмотрел на Вернера еще раз изучающим и крайне недовольным взором. Впереди уже были слышны голоса двоих: парня и девушки. Месяц прислушался. Голос явно был ему знаком. И запах… запах крови. Конечно же, к ним направлялись вампиры. И, более того, насколько Месяц мог судить, молодые, но очень сильные. А голос… кота не оставлял в покое этот голос.
-Ты ведь не дойдешь сама.
В нем что-то было не то, но это точно был он. Граф Баттори-младший. Глаза кота расширились. Он резко прыгнул на ноги Вернера, будто они были мышью, а не частью человеческого тела, схватил его штанину зубами и потянул… Куда, куда? Кот осмотрелся. Из дома, к которому он стоял хвостом, не пахло. Скорее всего… Именно скорее всего там никого нет. Во всяком случае, если и есть, то этот кто-то гораздо менее опасен, чем юный граф. Кот потянул Вернера в сторону прилично развалившегося старого дома, рыча и упираясь лапами, чтобы тот шел хоть немного скорее.

0

26

Центральная площадь Мортона =====>>>>
Кот ничего не ответил. Да и мог ли кот что-то ответить? Маловероятно. Важно перебирая лапами, он свернул на узкую извилистую улочку, вдоль которой жались старые, покосившиеся дома. Вернер послушно брел следом, совершенно позабыв об осторожности, сейчас его мысли были заняты этим странным котом.
"А что, если он тоже оборотень?" - рассуждал палеонтолог. - "Нет, на вряд ли. Будь он оборотнем, давно бы уже напал. Хотя, уж очень странно себя ведет, не совсем по-кошачьи, есть в нем..."
Внезапно кот замер на месте, словно статуя, лишь только мордочка двигалась, принюхиваясь. Вернер невольно застыл вместе с котом, осматриваясь по сторонам, но кроме них в переулке никого не было видно. Но вот слух охотника уловил звук шагов и голоса, кто-то приближался.
И тут кот ожил. Он прыгнул на ноги Вернера, оставив легкие следы от когтей на и без того виды повидавших ботинках, схватил зубами штанину и потянул на себя. Первой мыслью, утратившего доверие ко всем разумным существам, палеонтолога было то, что кот все-таки напал на него, но Осбах не успел даже дернуться за пистолетом, осознав нелепость своего предположения. Кот пытался увлечь за собой Вернера в один из заброшенных домов, причем так яростно тянул его штанину, что чуть не оторвал кусок материи.
"Опасность? Не исключено!" - решил палеонтолог и проскользнул вслед за котом в выбитое окно.
Как только он оказался надежно скрыт в мраке разоренных комнат, Вернер скинул с плеча ремень винтовки и замер, держа оружие наготове. Наряжение висело в воздухе.

0

27

Наконец Месяцу удалось затащить этого неосторожного человека внутрь здания. Не сказать, что там было безопасно, ведь кот сразу унюхал запах крови, свежей крови. Но, во всяком случае, там было точно безопаснее, чем снаружи. Граф Баттори мог убить, даже не моргнув. Для него это было слишком обычным делом. И кот знал это, потому и поспешил спасти свою рыженькую шкурку и шкурку человека, с цветом которой он еще не определился окончательно.
Шаги приближались. Странно, Месяц чувствовал два запаха, но шаги были одни. Да и запах второго существа был ему неведом. Тем не менее, кот вжался в пол и тихо ждал. Затем ему просто надоело сидеть на одном месте, и он бесшумно отошел от окна и уселся, свернувшись в комок, посреди комнаты. Казалось, будто кот уснул. Нет, он ждал. Запах человека в этом городе скрыть сложно. Тогда почему граф, почуяв постороннего, ничего не предпринял? Видимо, у него есть дела поважнее, на их счастье. Так кот бы и сидел, если бы запах крови не начал его раздражать. Месяц встал и сделал несколько шагов по темному полу. Света в этом помещении практически не было.
Внезапно лапа кота уперлась во что-то мягкое и теплое. Кот присмотрелся и увидел… труп. На полу в совершенно неестественной позе лежало странное существо, конечности которого больше напоминали ножи. Или что-то в этом роде. Вот только лицо было практически человеческое. Странный демон, слишком странный и мерзкий.
Кот взвизгнул и мигом отошел от этого непонятного создания. Затем повернулся мордой к окну и выскочил наружу. Не хватало еще находиться в одной комнате с этим… Знать бы еще с чем, но от этого оно милее не станет. Кот, быстро перебирая лапками, побрел дальше.

0

28

Какое-то время и кот и охотник стояли тихо и неподвижно, но, по-видимому, коту надоела его поза полная насторожености, и он просто побрел в центр разрушенного помещения, мягко переступая своими лапами.
"Жаль, что я не могу так тихо ходить" - подумал Вернер, поглядев на свои ботинки.
А кот, тем временем, улегся где-то в глубине комнаты, свернувшись в рыжий пушистый клубок. Вернер же продолжал напряженно всматриваться в окно, по-прежнему не меняя позы. Малейшее движение, малейший звук мог выдать его, ведь в этих краях водились существа сверхчувствительные ко всему. Руки сжимавшие винтовку начали затекать, однако охотник оставался на месте, пока... Внезапно из глубины комнаты донесся резкий и пронзительный визг. Вернер дернулся от неожиданности, а его оружие с грохотом, особенно громким в этом пустынном помещении, упало на пол. Палеонтолог никогда бы не поверил, что кот может издавать подобные звуки, но ведь это был необычный кот, очень необычный, в чем Осбах убеждался все больше и больше. Пока охотник поднимал и осматривал винтовку на предмет повреждений, кот ловко выскочил из окна на улицу. К счастью, оптика не пострадала, лишь сбилась наводка. Не выпуская, из рук свое оружие, Вернер выбрался вслед за котом, даже не пожелав разобраться, что же стало причиной такого странного поведения его провожатого.

0

29

-Эхехехе... Человечиной пахнет... Хехехе... - разрывался сумасшедшим смехом мелкий демон. Выглядел он не броско, занавешенный лохмотьями, словно какой-то нищий. Глаза его сверкали и переливались не естественным бирюзовым светом, нос, огромный нос выглядывал из-под капюшона. Демон скрывался за домом. Он успел учуять за много миль запах парня. Да, этот демон любил полакомиться человечинкой.
Он не стал ждать, когда будет подходящий момент и подкрадываясь направился в след Вернера, через каждую минуту облизываясь и роняя слюни на асфальт. В его руке сиял плазменный шар с мелкими молниями.
- Попалсяяя.... Человечишка... Ахаха... Дааа.... - прошипел демон и улыбнулся своей мерзкой улыбкой. После этого он выдохнул изо рта зеленый клуб дыма, окутывающий парня.
- Дааа... Жертва попалась... Накорми своего хозяина, Мерика, он голоден... дааа, голоден... Мерик хочет человечины! - разговаривал он с собой.
После этого дыма он накинулся на парня как собака и приставил плазматический шар к его виску. Слюни демона падали прямо на одежду парня.
- Мерик хочет кушать, Мерик голоден, Мерик хочет твоего мяса! - после этих слов он вцепился зубами в руку парня, да так, что ему удалось содрать клочок кожи с него.

0

30

- Попалсяяя.... Человечишка... Ахаха... Дааа.... - очередной неприятной неожиданностью стал для Вернера голос за спиной.
Палеонтолог быстро повернулся и увидел странную фигуру в длинном черном плаще с капюшоном. Однако сделать Осбах больше ничего не успел предпринять. В один миг это существо, которое никак не могло быть человеком, но в то же время и к оборотням его нельзя было отнести, дыхнуло на Вернера зеленым дымом и тут же повалило палеонтолога на мостовую. Какое-то время Вернер еще продолжал сжимать в левой руке ложе винтовки, но в следующую секунду острые зубы впились в руку Осбаха. Вскрикнув от боли, он выпустил оружие из пальцев.
"Нет, нельзя сдаваться! Если бы ты был сам - тогда умирай, сколько влезет, но как же Сабина? Она ведь не выживет здесь без тебя. Нельзя поддаваться слабости!"
Последним усилием воли Вернер попытался заглушить боль в кровоточащей руке. В какой-то степени ему это удалось, а свободная, правая, рука схватилась за рукоять пистолета.
"Как хорошо, что я ее оставил расстегнутой!" - промелькнула мысль.
Конечно, у Вернера были большие сомнения, что удасться застрелить это существо, но задержать его, хоть на минуту, должно получиться. Через пару секунд ствол оказался где-то в районе грудной клетки напавшего. Два выстрела, и палеонтолог смог сбросить с себя противника. Поднявшись на ноги, с перекошенным от боли лицом, Осбах направил на существо пистолет.
- Сегодня на обед мяса не будет, - процедил сквозь зубы Вернер. - Отведай-ка лучше свинец.
Один, два, три, четыре, пять, шесть раз нажал охотник на спусковой крючок, стараясь целиться туда, где должна быть голова. Сунув пустой пистолет обратно в кобуру.
- Приятного аппетита!

+1

31

Месяц|Закрыть

http://uploads.ru/i/Z/Q/J/ZQJyh.jpg

Кот снова упорно двигался вперед. Он выбирал самый тихие улочки, самый темные переулки и всеми забытые тропинки. Благо, что этот город он знал, как свои пять пальцев. Точнее коготков. Не первый раз его длинная кошачья и не очень жизнь приводила его сюда. Даже Ройт безопаснее. Там хоть друзей больше. А в Мортоне демонов, готовых помочь человеку, всего, наверное, пара наберется. И из этой пары лишь один что-то может.
Внезапно, странный запах почудился коту. Ради любопытства, которое, кстати сказать, было его слабость, Месяц свернул за угол. И увидел девочку. На вид ей было 10-11 лет, темненькая. Она сидела на мостовой и смотрела заплаканными глазами на изумленного кота, который совершенно не мог понять, что здесь делает ребенок. Точнее даже, живой ребенок!

0

32

Обнаружив, что существо более не подает признаков жизни, Вернер устало опустился на стоявшую неподалеку деревянную бочку. Рана обжигала адским огнем, в глазах стоял туман. Палеонтолог достал из кармана баночку с мазью от укусов оборотней. Не было никакой уверенности, что это поможет, но другого лекарства у него не было.
"В конце концов, оружие против оборотней помогло." - решил Вернер и принялся тщательно смазывать ужасающую рану.
Через пару минут, действительно, стало легче. Силуэты домов вдоль улочки вновь приобрели четкие очертания, а боль заметно отступила, хотя и не ушла полностью. Вернер использовал практически все запасы своей мази, прежде чем снова смог подняться на ноги. Перезарядив пистолет и подхватив винтовку, палеонтолог поспешно нырнул в тот проход, где скрылся огненно-рыжий хвост кота-проводника. За очередным поворотом Вернер чуть было не наступил на хвост своему провожатому - так резко тот остановился.
- Какого?.. - Осбах взглянул туда, куда была направлена мордочка кота.
Прямо на мостовой сидела, вся в слезах, маленькая девочка. Что она здесь делает? Почему плачет? Эти вопросы пришли в голову палеонтологу уже после того, как он достал пистолет и поднял его перед собой. Слишком много неприятных сюрпризов пришлось пережить Вернеру в этом городе, чтобы доверять всему увиденному.

0

33

Из далекого царства из тридцатого государства)) Неведома откуда… ---->>>
Медуза шла по переулкам Мортона, каждый раз сворачивая влево.  Если бы она не знала этого место как пять своих пальцев, то давно бы потерялась бы в этом лабиринте. – Если не изменяет мне моя память, то это должно быть где-то здесь… А память мне никогда не изменяет. Хах. – На улице темнело еще сильней, теперь каждый темный неосвещаемый угол фонарем казался на самом деле дьявольским.  В такой темноте могло показаться что угодно, а возможно даже и не показаться. Неожиданно девушка остановилась, чьи-то внимательные алые глаза следили за ней из-под угла. Меза не снимая своего капюшона, сделала пару шагов вперед… Ничего не обнаружив, она продолжила идти… - Меня этим не напугать, мой взгляд на много страшнее.
Ведьма еще раз свернула влево и увидела вполне интересную компанию, парень с котом и девочка, желавшая чтоб ее успокоили. Мужчина явно нервничал, держал в руках пистолет и не знал, что ему делать: толи помочь бедолаги, толи выстрелить.
-На твоем месте, я бы даже не стала раздумывать. – Произнесла Меза.
Все что мог увидеть мужчина, это ее шикарные выглядывающие ножки из-под плаща и губы, расплывшиеся в очаровательной улыбке.

Отредактировано Меза (2011-11-11 22:21:15)

+1

34

Кот так и продолжал смотреть на девочку, не подходил, но и не отрывал от нее взгляда. Еще несколько минут он так и пялился на нее, после чего повернулся к Вернору и тихонько мяукнул, будто пытаясь сказать ему, чтобы он подошел и узнал, что у нее случилось.
Когда девочка услышала чьи-то шаги, она затихла, прислушалась, потом снова зарыдала. Прикрывая бледными и поцарапанными ручками лицо, бедолага ели стояла на ногах, покачиваясь вперед назад, словно немогла удержать равновесие. Она не поворачивалась к Вернеру и коту, почему, этот вопрос так и оставался для них загадкой… Может страх увидеть перед собой демона, оборотня или еще какую-нибудь нечисть этого города… Кто знает…

Отредактировано Темный Мастер (2011-11-12 22:28:26)

0

35

- На твоем месте, я бы даже не стала раздумывать, - произнес за спиной женский голос.
Вернер резко дернулся, поскольку последние несколько часов был весь на нервах - опасность поджидала его за каждым углом. Резкий поворот, и зловещую тишину переулка разорвал хлопок пистолетного выстрела. Рыдание девочки в миг стихло и снова все окутала тишина.
Палеонтолог промахнулся. Пуля просвистела за несколько сантиметров от головы женской фигуры, укутанной в плащ. Второй раз нажимать курок Вернер не спешил. Рука с пистолетом дрожала, хотя, в сгустившихся сумерках это было не так заметно.
- Чего тебе надо? - грубо бросил Осбах, обращаясь к незнакомке.
А вот дрожь голоса уже не могла скрыть никакая тьма. Это еще больше раздражало Вернера, но поделать с этим он ничего не мог.

0

36

Вместо приветствия в девушку выстрелили из пистолета, но она даже не шелохнулась, стояла, как стояла, лишь поднесла к губам руку и зевнула. Парень дрожал, и его дрожь была видна даже в такой необычно темной ночи… -Дрожь нельзя скрыть, как бы ты не пытался, ее всегда увидят… Нужно уметь контролировать своим телом, не давать показывать врагам страх, иначе он поймет, и будет давить на слабое место.
-Кхе-кхе, вообще-то я имела ввиду, выстрелить в вон ту девчонку, а не в меня. До чего же глупый народ, всегда им нужно все разжевывать.
- Чего тебе надо? - грубо бросил палеонтолог, на что ее губы снова расплылись в улыбке.
-Мне ничего не надо, просто мимо проходила, а тут вижу такую картину. Вот и решила сделать одолжение и подсказать правильный выбор, но увы, меня никто никогда не слушает, а потом жалеют об этом. – Она пожала плечами. – Хотя знаешь, действительно, дело твое… Мне все равно.
Ведьма медленными шагами направилась к парню, от чего его руки еще сильней задрожали. Медуза не боялась, что тот снова может выстрелить и на этот раз не промазать. Еще чего, она не боится тех, кто боится каждого шороха.
Проходя мимо парня, Меза остановилась и до мурашек тихо шепнула ему на ухо:
- Она не та, за кого себя выдает. Учти эти слова и сделай правильный выбор. 

Отредактировано Меза (2011-11-13 12:36:29)

0

37

- А откуда я знаю, кто ты такая, чтоб тебе верить?
Вернер ткнул ствол пистолета девушке в грудь, на пару сантиметров отдаляя ее от себя. С такого расстояния промахнуться было просто невозможно, даже не смотря на дрожащие руки. Но нажимать спуск по-прежнему не спешил.
- Когда-нибудь слышала о личном пространстве?
Бесспорно, незнакомка подошла слишком близко, нарушая всякие законы приличия. Да еще эта ее самоуверенная ухмылка. О, как она раздражала Осбаха! Однако стрелять было рано. Почему? На это палеонтолог и сам не мог ответить.
"В этом месте никому нельзя доверять! Я даже себе уже не всегда доверяю. Сомневаюсь, что она "просто мимо проходила."

0

38

- А откуда я знаю, кто ты такая, чтоб тебе верить?
Меза пожала плечами. – А я и не говори: Верь мне. Мое дело предупредить, твое решать, что с этим делать.
Парень вместо того, чтобы поразмышлять над ее речью, стал тыкать ей в грудь своим пистолетом. Девушка медленно опустила взгляд на его дрожащую руку. – Чуть ниже. – Произнесла она, после чего снова перевела взгляд на палеонтолога. – Чуть ниже, тогда попадешь в сердце.
- Когда-нибудь слышала о личном пространстве?
- Да ладно брось, неужели тебя так легко напугать? – Без всякого опасения, Ведьма подняла руки, хоть и знала, что тот может без предупреждения выстрелить ей в грудь. Медуза сняла с себя капюшон, но для чего так это пока и оставалась загадкой. Перед парнем стояла вполне симпатичная молодая девушка: черноволосая, голубоглазая особа. – Давай не будем разыгрывать спектакль, если бы ты хотел, давно уже выстрелил.
Девочка та, что находилась позади парня, совсем притихла, от нее не было слышно ни единого звука. А кот стал себя довольно странно вести, он оглядывался по сторонам, в поиски чего-то неведомого для остальных.

0

39

Тут уж Вернер не выдержал. Уж больно самоуверенно звучали ее слова, она, словно просила: "давай же, выстрели в меня!". И сейчас немцу было все равно - красивая ли это девушка или какой-то злобный монстр. Сейчас для него существовало лишь две женщины: Агнес и Сабина. И, узнай Вернер, что он стал оборотнем, то пустил бы пулю себе в висок, не задумываясь.
- Думаешь, я на это не способен? - с вызовом ответил Осбах.
Рука с пистолетом резко опустилась вниз. Выстрел! Девять грамм свинца угодили точно в колено правой ноги девушки. По расчетам палеонтолога - это должно было вызвать ужасную боль и лишить жертву возможности передвигаться, при этом сохраняя жизнь.
- Теперь довольна?
Сейчас можно было бы скорчить ухмылку в отместку, но Вернер уже и не помнил, когда последний раз улыбался. Губы немца даже не шелохнулись. Пистолет был по-прежнему направлен на незнакомку.

0

40

Речь Ведьмы задела самолюбие парня, он решил ей доказать, что он выстрелит тогда, когда ему это захочется сделать. Пуля попала в колено, девушка вскрикнула, но это скорее всего по привычки, чем от боли. Она стала быстро дышать, палеонтолог разозлил девушку не на шутку, если же до этого в ее планы не входила причинять ему вред, то теперь же все резко изменилось. Светлый плащ возле колена стал алым, кровь не прекращалась, боль тоже не утихала ни на одну секунду.
- Теперь довольна?
Не обращая на его сарказм, Медуза наклонилась к колену, оголила ногу и ногтями принялась вытаскивать пулю. Девушка впилась зубами в нижнюю губу, этот процесс был до жути болезненным. Будь она человеком, то кричала бы без остановок.
Когда ей все же удалось вытащить пулю, она выпрямилась  и швырнула ее в парня. – Никогда не смей со мной играть в подобные игры!
Ее волосы стали шевелится, с каждым разом приподнимаясь вверх, они стали напоминать змеек. Глаза приобрели зеленый оттенок, она впивалась своим взглядом в его глаза. Палеонтолог почувствовал, как его руки постепенно стали становится каменными, он превращался в каменную статуэтку. Все тело его затвердилось, он не чувствовал ни рук, ни ног.
Ее змейки на голове стали шипеть и даже делать попытки накинуться на него. Но внезапный шум, смог отвлечь Мезу от очередной не доделанной скульптуры.  Она обернулась, волосы снова стали обычными, цвет глаз сменился на голубой. Перед парнем стояла вновь очаровательная и малая девушка. Все чары, которые были наведены на палеонтолога, развеялись, он снова чувствовал свое тело и мог им управлять. – Тебе повезло, что меня отвлекла твоя подружка. Иначе ты бы сейчас стоял каменной скульптурой передо мной.
Той девочке уже не было, она будто испарилась, а кот стол шипеть и фыркать, смотря в никуда.
-А я говорила тебе, что она не та, за кого себя выдает. – Ведьма поправила плащ и сделала пару шагов. Да-да, шагов! Ее нога выглядела, как будто ее вообще не трогали, а уж тем более не стреляли в нее. Рана затянулась так, что не было даже видно никаких шрамов от пули.
- Не расслабляйся, - Не останавливаясь и не оборачиваясь, произнесла она. – Кот не зря так реагирует.
Напоследок произнесла Медуза и куда-то направилась. – Я бы его убила, превратила в камень и поставила у себя дома, в качестве коллекции, но лучше дам насладится тому существу, которое скажем так, первое нашло этого парня.

>>>Центральная площадь >>> Кафе "Усталый путник"

Отредактировано Меза (2011-11-13 21:04:01)

+1


Вы здесь » Мир Грез » Драг » Переулок


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC